Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:22 

Reach out and touch faith


Я лежу с завязанными глазами, шарф обвил их змеей, я могу только чувствовать, а чувствую я нечто невообразимое. Этот момент я бы назвала слитием физического и духовного в глобальное нечто; теперь я выкупаю, в чем отличие между "с любимым человеком" и "просто дать волю гормонам". Я фокусируюсь, я испытываю, я захлебываюсь от счастья. Этот момент хочется продлевать, хочется, чтоб он длился вечно, чтоб это блаженство не знало конца.
С этого места у нас всё начиналось и всё продолжается. Здесь мы впервые сидели вечером и ночью, когда был первый мой официальный день жизни в Киеве, здесь я в какой-то миг только убедилась в том, что люблю, что хочу быть всегда и это чувство, незнакомое для меня ранее, так грело, особенно при каждом взгляде на ставший мгновенно родным (еще даже ранее, когда приезжала на день парочку раз), впервые я познала нечто новое и невероятное.
Я знаю, что мы будем, мы есть, мы были. Я знаю, что это единственное, что есть у меня здесь, что абстрагирует меня от всего того негатива, кучами свалившегося на мою и без того дырявую и не раз избитую голову, я знаю, что это единственное, что будет всегда держать меня на плаву, даже когда тяжесть всего меня настолько выебывает, что я решаю перепоступать на следующий год, доводя этим мою маму до личностного шока и глобального потрясения, но эта мысль греет, не так круто, как мысли о тебе, конечно. Но придется выгрызать, и радует то, что совсем скоро будет сильнейшая база подпитки положительными эмоциями, всё будет, будет, будет, веришь, будет, пусть я и инфантильна порой в продвижении нашего дела, в приближении нашей утопии, верней, её закрепления, но это из-за вытягивания из меня соков этой учебой чертовой, прости, мне так тесно в рамках графика её, в отсутствии отдыха, а я так ненавижу тиски, до жути, я могу работать как лошадь, но у меня дичайшая непредрасположенность к учебе, как и у тебя, экая беда. Но печаль мы эту переживем. Вместе.

@музыка: Radiohead

16:13 

Навязанные цели, навязанные истины.
Наши «я» утрачены; мы действуем тупо по установкам.
Нам непременно нужно найти себе устои, дабы закопаться в них как в пуховее одеяло, абстрагироваться от внешнего мира, будь там тихо и мирно (хотя, когда ж так было?), или ядерная война, или конец света. Ничего не знаю, ничего не слышу, ничего видеть не хочу.
Я никогда не пойму, зачем учиться в школе, в ВУЗе, зачем непременно куча денег, женитьба, дети для галочки. Я не понимаю, почему непременно нужно иметь важный социальный статус, закрываться в своих норах-жилищах и отворачиваться, когда пятеро бьют одного в метро.
По-моему, система образования выжила себя, и я это осознаю отчетливо на своем примере. Я тупо шла в авиацию, хотя и поступила в ВУЗы куда престижней и, казалось бы, перспективней, и желая быть бортинженером, свято верила, что найду работу, даже анализируя то, что везде количество бюджетных уменьшилось, а здесь же напротив – увеличилось, да еще и парень с соседней комнаты (привожу один из сотни примеров) после четвертого курса работал в Австрии несколько месяцев по приглашению, а сейчас и вовсе забил хуй на учебу (и правильно, скажу я Вам, сделал!) и работает в одной престижной фирме, занимающейся разработками, изготовлением и экспортом очистительных сооружений. Но сейчас я несколько бываю порой недовольна некоторыми предметами, что вопиюще очевидно, совсем не нужны мне будут в будущем.
Придерживаясь самообразованию, мне дико неуютно в рамках учебы, еще и в таком университете, в котором за каждый прогул стягивается определенная сумма со стипендии, а то и попросту сразу выгоняют. Я чуть было не плакала, представляя модуль по начертательной геометрии и инженерной графике, чувствовала себя слабенькой глупышкой, деткой, едва ли вырвавшейся от груди матери.
А сейчас наше ебанное гениальное государство, налево-направо разводящее пафосные тирады о нехватке специалистов, особенно инженеров, делает все для того, чтоб их никогда и не было, загоняя нас в тесный угол, из которого один только выход – бросить учебу или платить бешенные деньги продавцам воздуха, с елейными улыбочками стоящими за прилавками базаров, под названиями «учебные заведения».Табачник сокращает количество бюджетных мест (следовательно, мы вам не нужны?), стипендию отныне будут получать отличники (хорошо, а что же делать с преподавателями, которые, погрязнув в собственном величии, чтут нас всех ниже понимания их благословенного предмета и принципиально валят вопросами, неправильно сформулированными и перебивающими к чертям ответы, заслуживающие наивысшей оценки?). И это только капля в море.
А пока мы все внутри ворчим о том, как нам плохо, порой где-то, где нет тех, кто могут что-либо сделать нам за наши «громкие» словечки, орем о несправедливости. Мало кто всё-таки подрывается и пытается делать ХОТЬ ЧТО-ТО! Это же просто, высказать своё «фе». Сколько тысяч студентов? Или миллионов? А сколько абитуриентов?! Что нам стоит задавить пару никчемных тысяч чиновников по всей стране?!
Как говорит мой репетитор по математике – действительно не безразличный человек, сумевший вдолбить мне всё то, что не вдолбили в школе за 11 лет и благодаря которому я, можно сказать, и являюсь студенткой-бюджетницей: «Только вы сможете свергнуть этих поганых бюрократов и построить наконец-то нужный порядок. Только молодежь, иначе никак, ведь за вами будущее. Вам нужно что-то делать, просто мы слишком стары для этого».
Я всячески избегаю слова «система» и стараюсь находиться вне неё. Мне не нужны их правила, истины, навязанные мысли и установка к действию.
Я точно знаю только, что Земля имеет форму эллипса, делить на ноль нельзя и что Виталик любит меня.
Попробуйте разубедить меня в этом или доказать что-то своё.

21:21 

ЕХ

Бытует мнение, что человека можно судить по тем, с кем он дружит. Но на самом деле мы совсем не судим людей по их окружению, а судим по их прошлому. Кем ты был, с кем ты был, что был из себя, что делал, что говорил, что сотворил, что не успел сотворить…
Мы слышим слухи, мы слушаем рассказы, мы видим результаты, смотрим фото, читаем посты. Именно это в итоге и строит образ человека в нашем сознании.
Отношение к моему прошлому лично у меня неопределенное. С одной стороны, я пытаюсь его забыть, с другой стороны, задрачиваю вдоль и поперек, что невероятно надоедает порой, с третей – прячу куда подальше, а порой выставляю наружу, дабы отрубить от себя приставущие липкие лапы сплетен, что порой пытаются своей громадной массой задушить меня.
"люди погружаются в прошлое, чтобы снова и снова его пережевывать"(с)Бернар Вербер-"Отец наших отцов"
Если кто-то проанализирует былое мое, впечатление обо мне стопроцентно сложится не наилучшим образом. Причина вовсе не в том, что было много хуйни, много бреда, много перенасыщенности. Признаться, я вечно находилась в состоянии тотального уныния и перманентной скуки, из-за этого часто пыталась как-то разнообразить свою жизнь, падая ниже и ниже, дабы в итоге вознестись как можно выше.
Просматривая фото, читая переписки, пересекаясь с людьми из невиданного прошлого, у меня не щемит под ложечкой колючая ностальгия, пожалуй, внутри недоумение и непроизвольно вырывающаяся фраза «Это было со мной?!».
Сейчас нет смысла падать. Нет смысла искать острых ощущений, разнообразия , нарываться на ситуации, после которых дико стыдно прежде всего ПЕРЕД СОБОЙ.
Посему, не стоит смотреть дурацкие фото, читать бред и пытаться осязать. Поставим на полку автобиографию мою периода «до тебя» до лучших времен. Всему своё время. Однажды я всё объясню.

@музыка: Marilyn Manson-Mechanical Animals

01:10 

Война полов

Мы привыкли искать изъяны в человеке, а не плюсы. Плюсы мы начинаем фанатично искать, когда наши чувства гаснут и мы хотим воспламенить былое. Бывают и иные ситуации. Да и вообще, много что бывает.
Дабы закрыть всем глаза (и прежде всего нам самим!) на наши минусы, мы пускаем пыль упреков в глаза другим, тем самым часто оскорбляя их и высовывая наружу лицу критикующей общественности недостатки других: ты глуп, у тебя кривые ноги, у тебя маленькая грудь, у тебя недостаточный словарный запас... Список неимоверно долог, а уж сил на то, чтоб его озвучивать, у нас явно не занимать...
Война полов вечно заключается не только в доказывании, кто же правит в сем мире, а кто же попросту лучше. Мы превращаем себя в подобие фарфоровых кукол, напичканных лишней инфой, котороя якобы делает нас умными, начитанными и образованными. Мы стремимся самосовершенствоваться, "улучшая" ежедневно внешность, оттачивая каждый сантиметр тел, каждый жест, каждое слово. Мы не замечаем, как начинаем продумывать каждое слово перед тем, как сказать что-то и всё чаще заботимся о том, чиста ли наша одежда, хорошо ли от нас пахнет, не поплыл ли макияж, есть ли "петухи" в прическе и тд, и тп.
"Самосовершенствование - онанизм" (с) БК
Все ли послушали Тайлера Дердена?

Сегодня мне сказали, что я идеал. И пусть меня немного пугает то, что человека я во всем устраиваю, даже больше - всё ему нравится, но на подсознательном уровне я чувствовала, что однажды это произойдет. И это не значит, что я зажрусь, забью хер на внутренний и внешний мир. Напротив. Это значит, что надо быть проще. Ценить свою истинную природу, а не терять себя под обвертками корректировок себя.

23:39 

Развеялась. Забила хуй на начерталку. В кои веки пошли комнатой, плюс с Максом и Владом на пиццу. Вообще, в кои веки вырвались (впервые даже) куда-то из нашей общаги.
Наша Даша напилась, хоть и не пьет.
Мы кушали, пришли Надя и Маша.
Мне говорили, что я наваленная и втыкаю. Как будто бы вернулась к истокам прежнего.
Я просто думаю. Всё время думаю.
Я как мобильный телефон без позарядки - всё гасну и гасну, покуда моя зарядка сидит в недрах Дарницкого района.
Понимаю всю свою глупость - ты был прав, называя меня глупышкой.
Порой накрывает - так это даже лучше, ежели держать всё в себе. Но выпускаю ли наружу? Или даю овладевать собою, пропускаю сквозь себя, прочувствую.
А потом оно проходит.
Мои мысли застряли в одном русле; у них появился один царь и бог. Я же никогда не думала лишь о плотском, но сейчас эти мысли имеют более сильную духовную природу.
Я не позволю себе заболеть, мне нельзя этого делать, надо будет проганять эту смуту, всё будет отлично, я даже выдержу хаос, в котором живу, даже выдержу самочувствие, повышенное колличество пар, модули, боли, синяки на ногах болючие, одиночество по ночам и утрам, выдержу всё, заставлю себя.
И да, не проебу то, что мы имеем, не боись.

19:33 

Цепляясь за карниз, я просто хотела тебя подразнить

я иду вверх по лестнице, довожу себя и тебя до истерики
как до тебя дойдет известие, звонок или хроники по телеку?
на сколько тебе будет больно, будет ли комфортно в своем теле?
и что я почувствую за два или три этажа до смерти?
дальше больше, раньше не было, я умру или чтоб ты повесилась?
когда мы перестанем друг другу врать и будем счастливы вместе?
я корчусь в ванной, так сложно остаться без тебя навсегда один раз
кафель зубная паста, мыло и сумасшествие, невозможно любить так сильно
я прихожу к бесконечности, когда утро и ты спишь, не выносишь меня больше
я наступаю на одни грабли, и я знаю, что в тебе столько же боли
знаю, что в тебе та же самая вселенная, тот же самый космос
но все это очень сложно, для меня это слишком просто
ночь бесконечна, ты никогда не проснешься, я боюсь, скоротать
онанируя шестой раз за ночь, рискуя упасть без сил, что-то важное упустил
чуть не сорвал раковину, падая, кончил воздухом, последнее приключение
пожалуйста пусть мое сердце выдержит, нельзя умереть, не попросив прощения

дни словно бритвы, ночи полны крыс, я иду вверх по лестнице, ведущей вниз
цепляясь за карниз, я просто хотел тебя подразнить
дни словно бритвы, ночи полны крыс, я иду вверх по лестнице, ведущей вниз
цепляясь за карниз, я просто хотел тебя попросить – вернись

я иду вверх по лестнице, я знаю, тебе хочется истерики.
только я уже потерял себя, и теперь ты для меня – не большая потеря.
хотя иногда, признаюсь, мне бывает куда комфортней в твоем теле,
чем в своем чучеле из дешевой полупрозрачной материи.
не пугайся, я также безразличен ко всему – не только к тебе,
черт, я опять сказал глупость. я опять сказал правду, прости.
ты просишь любви и еще чуть-чуть больше – я пытался в себе найти
хоть что-то похожее, но безрезультатно. у меня две дороги – в окно и в Тибет,
а, я знаю, ты остаешься в этом затхлом городе из-за меня только.
я не хотел вмешиваться, я не хотел прикасаться к тому,
что ты зовешь жизнью, я слишком слаб, чтобы лететь за тобой, я тону.
но я не лгал, я люблю. люблю настолько, насколько это позволено
человеку с ледяным сердцем. а ты не гасни, пожалуйста – я умоляю
мне очень дорого все это. я хочу быть только с тобой, я всегда буду
рядом. хочешь, крохотное сердце мое возьми, разбей, носи осколки, как бусы.
только дай мне эту иллюзию того, что я еще юн, что у меня все в порядке

дни словно бритвы, ночи полны крыс, я иду вверх по лестнице, ведущей вниз
цепляясь за карниз, я просто хотел тебя подразнить
дни словно бритвы, ночи полны крыс, я иду вверх по лестнице, ведущей вниз
цепляясь за карниз, я просто хотел тебя попросить – вернись
.......(с)......Ночные грузчики - Я иду вверх по лестнице



Господи, дай же мне
Этих
Ебанных
Сил.

Господи
Дай же мне
Вкусить
То, что так желаю.
Чтоб я могла жить, чтоб
Дышать.
Я задыхаюсь.
Господи, почему я так хочу героина?
Или морфия?
Или кокаина для поднятия тонуса.
Почему когда Дима говорит про то, что скоро получит отменное ЛСД, мои глаза загораются?
Господи.
Почему же меня так всё выебывает?
Господи.
Что со мной?
Я умираю или уже умерла?
Господи.
Почему в моей голове вечные извращенные сцены еблей?
«Я же не извращенец, я естествоиспытатель» (с)…
Почему я превратилась в сгусток непереборной жажды?
Господи, как мне отделить меня от моего безумия?
Почему мне порой так хуево, а почему так часто я возношусь выше небес?
Почему даже Андрей говорит «Чого ти така зачарована?».
Зачарована Десна.
Я падаю.
Но я не разобьюсь.
А я так хочу.
Разбиться в духовном экстазе.
Стереться с лица земли.


Не оставляй меня наедине с собой. Ты же видишь, чем это чревато.

01:20 




Ты хуже смерти – ты здесь на витрине среди пил.
Мы чувствуем отблески цен и превращаем ценности в пыль.
Каждый ушедший день и ночь оставляют следы за собой.
Мы не видим их, но хотим их и превращаем незнание в боль
…(с)….ТОЛ-Вал`s


Цикл «То, что я даже не могла и вообразить» продолжается.
Никогда не думала, что однажды киевлянину понравится ненавистный мне Хмельницкий, еще и моему возлюбленному.
Никогда не думала, что моя разёбанная мною кровать примет кого-то еще, кроме меня.
Что я полюблю Хмельницкий, но только благодаря одним из наилучших моих выходных (а разве выходные каждые уже около двух месяцев не становятся «лучшими»?)?
Что моим родителям впервые очень понравится мой выбор, тот человек, с которым мы связали себя узами и делаем всё, дабы узы эти крепли?
Что моему лучшему другу он тоже понравится?
Даже бабушке – да и той понравился очень!

Что я буду с утра сидеть на кровати у изголовья и глядеть на любимые мне черты, покуда сие зелено-карие глаза не откроются, не посмотрят на меня, а руки не притянут к себе и не прижмут? Что так тепло будет под одеялом, что будет приглушенный свет, будет так всё кипеть внутри и не только внутри, что так будет изводить? Что вообще ТАК будет?

Я гляжу на него и думаю – люблю, не люблю, а за что люблю, а почему люблю, а откуда это всё взялось, а почему меня любят, а почему со мной хотят провести всю жизнь? А почему это не гаснет (как по идеи должно было бы быть), а разгорается с каждым днем всё более и более?

Мы покупаем совместно книгу – первое наше капиталовложение для недалекого будущего. Мы курим, мать разрешает мне это делать. Но я шьюсь – неприлично как-то. Мы сидим в парадняке с Бемби и Мастером, мы говорим, мы идем, мы ждем Алину в подъезде, проводя время по типичному для нас, когда мы наедине друг с другом, мы мерзнем на набережной, дуреем.
Фильмы отменный фон, «Бойцовский клуб» кажется куда красочней; «Достучаться до небес» прошло то в полудреме, то в эйфории.

Я чуть было не поцеловала мать среди сна, прижимаясь к ней и целуя в щеку – неужто такая инерция?
И не хочется возвращаться в Киев, в универе начинаются невероятно тяжелые будни, но мы прорвемся, безусловно.


Uploaded with ImageShack.us

01:07 

вот сидишь в этой гребанной общаге,даже пиджак стянуть сил нет, думаешь и думаешь, что ты там где-то на своей чертовой Харьковской и так изводит невыносимо, что хочется бегать по стенам, как тараканы эти чертовы, особенно когда под боком целуются и ты вспоминаешь, что завтра еще рано вставать на учебу.
и холод пронизывает до костей, а с тобой нет, тепло, людей на остановках в смущение приводить, с Катей безумный фильм под промилле глядеть. Акты альтруизма проявлять, спасая Аню. Ржешь с собой над своей былой "любовью" - не буду упрекать себя в том, что была слепа; мне просто, видать, ломом в голову шарахнуло.

Эти выходные будут всецело нашими.
Пятница-пятница. И субота, воскресенье.
Наконец-то.
Похер на те модули.

14:29 

Я выкупила

Сегодня мы вели спор на паре с английского об абстракционизме, об выражении человеческих чувств и воображении. Признаться, спор был более чем колоритный; каждый из нас троих:учительницы, Димы и меня, отстаивал свою точку зрению разнообразными доводами, давая волю мыслям. И на как только тема как-то незаметно съехала на тему "любви", я вдруг воодушивилась было на миг,а после замолчала, решив послушать.
Учительница воспевала любовь как нечто неизведанное и парадоксальное, будто бы никто вовсе и толком не знает, откуда она явилась, что из себя представляет и тому подобное. Она утверждала, что на любовь способны только люди; тут-то в спор включился Андрей, переча ей и приводя в пример лебедей, бросающихся в пропасть за возлюбленным, ежели тот упал.
Дима же только сказал, что во всемирном сообществе охраны здоровья, кажись, любовь зачислили в ряд болезней, дали ей код, симптомы и способы излечения. Вот тут-то меня и ошпарило. Мне стало интересно прочесть это и инстинктивно вырвалась фраза "Ну-ну, хотелось бы мне узнать, как от неё вылечиться!".
Я призадумалась.
В миг у меня прошел страх, а вдруг это всё закончится и он, например, остынет ко мне? Ну а вдруг? Мой вычислительный разум привык рассматривать абсолютно все варианты. Что тогда? Обращаться в ВСОЗ? Или идти выпрашивать синильной кислоты у доктора Джина?

Мысля иная.
Я выкупила, наконец, что такое любовь. Былой год моих терзаний показал мне, что любовь бывает сродни болезне - шизофрении, чего уж тут стыдиться? Навязчивой идеи, мании, полной деградации личностной гордости.
Нынешняя же ситуация показывает, что любовь может быть сродни никотиновой зависимости у заядлого слабохарактерного курильщика - ты куришь, получаешь кайф, даже в помыслах не имеешь бросать, а когда иной раз проскакивает таки из чьих-то уст предложение бросить, истерично вцепляешься в сигареты и рычишь "Не, нихуяяяяяяяя, не отдам!!".
Любовь бывает плодотворной, вдохновляющей и взаимной. Вернее, бывает первыми двумя эпитетами, в соединении дающими последний.
В нашем же случае, всё прямо как у Никонова и Барто: "любовь как сигарета зажатая в дрожащих пальцах.любовь как протест".
Глядя на происходящее вокруг, смело могу сказать, что у Того, кто свыше, отменное чувство юмора и такта, раз он дал дам именно то, над чем мы оба смеялись, поглощенные в соки мизантропии, которые сами же спускали вокруг себя. Еще не побоюсь сказать, что это уж точно раз и навсегда; не бывает такого уж счастья (да что там счастье!-оно эфемерно и призрачно, куда сильней эйфория, дрожь, экстаз, тепло, разливающееся по больным венам) дважды; только раз и навсегда, если его не проебать.
А ведь мы не проебем, ты ж сам говорил?

Я отказалась пить, ибо мне ничего не нужно, кроме тебя.
Я лягла спать вопиюще рано - вместо трех часов ночи в 21:35, дабы не терпеть невыносимое изведение твоим суточным отсутствием.
Я проснулась ночью и была ошарашена твоим желанием приехать, ибо в этот миг мне снились наши планы на будущее, сквозь сон заставляющие меня дрожать.
Я сидела всё утро в одиночестве, а казалось, что мысли о тебе проэцировали тебя на плоскость в мою комнату.

18:07 

Будет продолжать дневник или не будет – разницы никакой. Полиция мыслей и так и так до него доберется. Он совершил – и если бы не коснулся бумаги пером, все равно совершил бы – абсолютное преступление, содержащее в себе все остальные. Мыслепреступление – вот как оно называлось. Мыслепреступление нельзя скрывать вечно. Изворачиваться какое то время ты можешь, и даже не один год, но рано или поздно до тебя доберутся....(с)....Джордж Оруэлл "1984"

Я буду упиваться алкоголем. Я бы хотела это делать, но в моей жизнь столь дивное всё, что алкоголь неуместен. Разве что изредка и в довершение всего.
Но я буду упиваться. Из-за паразитического страха, из-за невесть чего. Из-за редкого дискомфорта.
Я буду упиваться.
Только на сей раз нет резона доганяться у главной сексуальной силы нашей секции - Назара, курить с ним в три часа ночи в туалете, когда он говорит тебе, что ты очень красива и что он хочет тебя поцеловать. И руки эти отталкивать. А ты в этот момент прислал смс, что сижу я там пьяная, а меня так и хотят, так и руки свои тянут и что поубиваешь. Как же ты, всё-таки, чувствуешь меня.

Я не буду больше бежать вверх по этажам, а вслед за мною Яна, Аня и Настя, а Макс больше не будет петь "Чип-Чип-Чип энд Дейл, к нам спешат". я не буду больше прятаться и курить, свернувшись клубком и прижавшись к стене.

Я не буду тебе изменять. И не из страха, что ты меня тоже вырубишь с локтя и поломаешь мне ребра, как ей; просто потому, что я Вас люблю.

70 гребанных тысяч нас спасли.

09:47 

Всё и вся

Я как Летов - ненавижу каждую систему, в которую попадаю. Я рвалась в универ, но порой мне кажется, что я его страх как ненавижу и что это единственный мой способ удержаться в Киеве и не нырнуть в прежнее говно.

Я получаю специальность борт-инженера. А если уж быть совсем точной, то в дипломе у меня будет написано: Інженер-механік з технічного обслуговування та ремонту повітряних суден та авіадвигунів,з технічної діагностики та неруйнуючих методів контролю техніки,сертифікації авіаційної техніки,технічний перекладач. Но каждый день мне кажется, что пошла я совсем не в ту степь, что можно было бы вдохновиться примером одноклассничков и дружной пойти на немецкую филологию.

Мои метания ставали причиною многих моих невзгод, но я не хочу, чтоб сейчас - на пиковой точке моего блаженства моей короткой жизни, всё вдруг обламывалось в одночасье из-за моих сомнений.
Я утешаю себя тем, что жребий брошен, что сил можно найти, пересилить себя, в конце концов есть же у меня чудеснейший вдохновитель, благодаря которому я получила столько пятерок! В конце концов, есть же мне впервые ради кого жить, особенно ценится это когда сравниваешь с былым своим блуждением с мольбами "Заберите себе мою жизнь, делайте с нею всё, что хотите, я же всё равно её погублю!!!!".

Когда любишь кого-то, ты его любишь, и, если ничего больше не можешь ему дать, ты все-таки даешь ему любовь. (с) Оруэлл

Дрочибелен в каждой букве.
Я всё думаю.
И память прогоняет ежедневный порции новых воспоминаний.

Есть ли что-то, чего мы стидимся перед людьми или рамки приличий окончательно снесло?
И да, всё не перестает быть забавным вспоминать, как дико боялись и стеснялись мы притронуться друг к другу, не то что даже поцеловать.
С высоты нынешних деяний это кажется милым, невинным, и будто бы не нашим даже, а наших былых "я".

17:17 



«Всё так просто, разбросано на три части – половина живого, половина ненастья…»(с)….Общество слепых – Мне с тобой приятно

Всё обалденно, а в один миг всё дико плохо, и от этой мясорубки разума сворачиваешься в комок вопиющей боли на неудобной узкой кровати общаги и вжимаешься в стену. Осознавая её холод, неровности поверхности, смешение всякого мусора, использованного в качестве штукатурки, понимаешь, что это не он, не его горячее большое тело, не его размеренное дыхание. Рука по инерции шарит по поверхности простыни, не чувствуя тех шарящих в поиске моей руки пальцев, что обычно ухватываются за мои пальцы подобного хватке утопающего за спасательный круг или руку альтруиста в лодке.
Меня изводит невесть что, просто пропитавшее меня насквозь чувство непреодолимого ужаса, депрессии и негатива. Как белье, только вынутое из тазика, так и я была наполнена этим говном, не желая выжать это из себя.
У меня есть только один человек на этой безразличной киевской планете и я срываюсь ему, будто пискнув раз из могилы, зарывшись после еще глубже, выключив телефон, ворочась по полотну собственного бреда.
А он переживает. Звонит. Не раз. Переживает. Накручивает. Срывается с другого конца громадного города ко мне под проливным дождем, пробирающим до костей холодом.
Я вижу его и мне становится теплей, мне стоит прильнуть к нему, плевать, где мы, даже грязный подвал кажется мне Едемом, нас ничто не останавливает, мы переполнены до краев. Я вгрызаюсь в его плече, затыкая себе рот, взгляд маньяка, тепло, дрожь, ноги ватные, сползаю по стене, едва ли держу сигарету в руке.
Что ты чувствуешь, когда я вгрызаюсь тебе в плече, дабы заткнуть себе рот?

13:28 

19

У моего тела невероятная память. Оно помнит каждое движение, оно прогоняет их по ощущениям и чувствам ежесекундно, будто бы всё еще имеют место быть те действия. Оно оказалось еще выносливей, чем мне казалось и мы оба, пожалуй, были поражены этому.
Навязчивой идеей в больной голове сидят во мне прокрутки всего того, что происходило; я помню язык, помню пальцы, помню губы, помню всего тебя. И с фанатичностью религиозного фанатика уповаю на пятницу, уповаю на эти выходные, уповаю на каждую минуту с тобой. Я затыкаю себе рот рукой, ты закрываешь мне рукой глаза, мне хочется одновременно кричать, рыдать, смеяться, истерить, впрочем, это ведь и похоже на истерию. И Дорогожичи я уж точно не забуду, так же как и Замковую. Становится абсолютно похер, ходят люди или нет, видят люди или нет, что вообще происходит вокруг. Мне дико странно от нашей схожести, от того, что нам снятся одинаковые сны, что даже какая-то свадьба, и та нам обоим в то же время приснилась в точности один-в-один.
Мне хочется, чтоб ты был самым счастливым, а ты глядишь на мою реакцию взглядом хладнокровного убийцы, сменяющимся ухмыляющимся, сменяющимся нежным, сменяющимся каким-то неизведанным. А я не могу глядеть, закатываю глаза, концентрируюсь на том, что чувствую и обалдеваю от силы этих, ни с чем несравнимых чувств.
Ты прав, это сильнее чем любовь, я не знаю, что это, но почему-то это первое, что абстрагирует меня от всего, фокусируя на коконе, в которой я попадаю с тобой и сливаюсь воедино.

@темы: Дорогожичи-Контрактовая

12:52 

У моего тела, видать, отличная память. На тебя. Да. Я помню каждое движение, каждую секунду, каждое учащение пульса. Я подолгу продолжаю чувствовать на себе твои пальцы, губы, руки и не могу подолгу успокоится. И порой, когда мне приходится ложиться спать, у меня всё еще есть чувство, будто бы ты рядом со мной. От этого легче. Так легче пережить день, дожидаясь вечера.
Я, видать, не имела ни малейшего представления о настоящих взаимоотоношений, всё кажется пресным, что было ранее, я не знала, что человек может доводить до такой дрожи в теле, до такого восторга.
И если поначалу я боялась, что это всё будет угасать, то сейчас могу с уверенностью сказать, что привязываюсь с каждым днем всё больше, и тоже с каждым днем всё сильней начинаю любить.
И это нечто зрелое, заставляет меня взрослеть, быть адекватной, не бежать сломя голову и тратить первую стипендию в размере 717 грн 44 коп (вот и к чему эти 44 коп?!), а только тихо выпить сегодня вечерком с общажными, отметить двухлетие отношений Яны с Максом и Вас наконец увидеть.
А так - встала с утра, Влад покормил яичницей и мясом, пришла к мальчикам, выцыганила итернет и ждут, когда надо будет идти на 4 и 5 пары. Всё прозаично.

20:05 

Мне нравится быть пьяной. Особенно когда ты весь день была злая как черт и на всех срывалась. Когда выгрызла себе пятерку по семинару и доказала всем, что сукаблядьянепростохуемделанная. Впервые пью в общаге. Впервые тут мне дико круто. Коньяк, лимоны, кола, блины, винегрет, шоколад и тэдэ. Начерталку ебанную стало легче делать и вышку, авось сделаю.
Блядь, охуеть. Генерирую.

14:47 

НАХУЙ

Государство тупо имеет нас как грязных шлюх.
Государству похуй на нас, лишь бы мы были в состоянии доползти до филиалов его прожорливого рта и забросить туда остатки всего, что нажили.
Государство придумало для нас рамки, дабы всегда держать нас в узде. Роддомы, детсады, школы, колледжи, универы, работы, ЖЕКи, банки и прочее говно. Нам расписали план, мы тупое стадо. Живем по схеме «нормальной» жизни, разработанной хуй знает кем: родиться, пойти в сад, пойти в школу, уйти после 9-ого класса или же после 11-ого, получить образование, стать рабской рабочей силой страны на несколько лет, любезно отрабатывая «великий подарок» - диплом вуза, по сути, сверток ебанных проблем и пародии на знания. Большинство остается в вполне уютных кандалах, мало кто вырывается и избирает себе иной способ добывания денег. Найти себе "вторую половинку", жениться (потому, что так, блядь, надо, штампом нужно перед государством подтвердить!!), нарожать пушечного мяса и этим самым обречь его на долгую и мучительную смерть, угасание, которое именуется "жизнь".
Хуй вам всем!
Я ненавижу ваши системы, ваши правила, всю эту ебатню, штампы, документы, обязанности, каноны.
Мне хочется крушить это всё, сбросить на вас ядерные бомбы, бросить универ, убивать, делать что угодно, только не видеть самовлюбленные рожи, просиживать жизнь на парах хамоватых преподов, учить не нужную мне историческую поеботню – мне плевать на историю этого псевдо-государства! Я хочу выжечь глаза тем, кто ничего не видит, не замечает – зачем они вам, вы и без того слепы! Я хочу залить бетон в уши тем, кто ничего не хочет слышать и внимать правде,а взамен радостно разрешает потоку информационного говна вливаться с экранов и политических демонстраций. Я хочу засунуть кляпы в глотки тем, кто зомбирует нас потоком несвязно бреда, навязывающих нам свои устои, хочу оторвать вам ваши поганые хуи и засунуть так, чтоб в трахеи застряли.
Будьте прокляты те, кто возомнил себя Богом. Будьте прокляты те, кто принял «идолов».

13:22 

1.10.11 1:37 бредовость

Пропитываюсь сигаретным дымом,
Я вскроюсь, я вздернусь, я взорвусь в тиши.
И диссонируя с внешним миром,
Я найду уют у тебя лишь внутри.

Буду долго не верить, опасаться, бояться,
Покуда не найду подтвержденья всему.
Я впущу в свой мир, начну открываться
И себя всецело отдам лишь ему.

Прожигала жизнь, не найдя себе места,
Я подала подарком себя тебе в миг.
Навсегда друг и брат, навсегда невеста,
А ты уж, наверное, мой вечный жених.

Не оковы всё это, отнюдь не рабство.
Просто воля навеки, на пару с другим.
Выбор сделан, поверьте, не в сторону блядства,
А в сторону единой любви на двоих.


Вот такой вот пиздец внутри. Хочется рыдать на Арсенальной, втыкая на Днепр, но не выходит, разучилась, нет смысла.
Чтоб всегда пиздец внутри, чтоб всегда торт и вареники на родине мать, чтоб всегда то нежность, то насилие; это похлеще выкрученных рук.
Чтоб всегда опаздывать на час в общагу, чтоб всегда ночь, чтоб всегда.
Я тоже хочу любить тебя всегда.
Чтоб всегда высыпаться, ложась крайне поздно и просыпаться крайне поздно, заспанная и стремная.
Чтоб всегда засыпать стоя на станции метро.
Чтоб всегда, хорошо?

23:06 

Летели к черту облака с большой скоростью.
Я спрашивал, что случится осенью.
Глаза и волосы твои выцветут,
А мои станут черными с проседью.
Как больно осенью горло сжимается.
Как жаль, но я разучился плакать.
И не умея словами всё это высказать,
Упал, упал всем телом в осеннюю слякоть…(с) 7 раса – Качели


Спустя месяц на том же месте. Месяц назад мы терялись в сомнениях, безразличны ли мы друг другу, боялись что-то предпринять, запоем говорили и запоем пили. А теперь вот как всё.
Об этом хочется не только всё время говорить, но и писать.

Я готова ночевать с тобой где угодно, быть с тобой где угодно, лишь бы с тобой, а детали неважны. Мы можем спать три часа, но вместе и эти три часа для меня будут лучше, нежели десять часов сна в наиуютнейшей кровати, потому, что так наиболее уютно. Так наиболее. Так…

Здесь самые шикарные закаты и рассветы, дающие энергию на весь день. Да так, что я таки сдаю норматив на выносливость, хотя не была уверена в том, что осилю (разве что чисто из принципа). Да так, что когда мой негр-одногруппник врезал мне случайно по лбу теннисной ракеткой, я хоть и крыла его последним матом, но простила. И пофиг что полба синее, шишка громадна, голова дико болит и кружит по полной программе. Мда, надеюсь, что не сотрясение. Да навряд…

Мне непривычно ходить одной. Вспоминаются не наилучшие хмельницкие времена, но реабилитируют мысли о том, что это временное положение вещей. Погнали универом на Олимпийский – ну и пусть. Было интересно поглядеть, где же ты работал, где чуть не сорвался, а ведь высота таки внушительная ох как. Было приятно ходить по незнакомым мне районам и улицам, делать доброе дело, помогая Славику, мало о чем думать из-за мешающей боли в голове, покупать себе что-то покушать и попить на жалкие 15 грн, а потом кормить себя за день наконец, сидя около кпишного корпуса, наблюдая за оживленным движением машин, курить и слышать в голове Ночных грузчиков – 7:00 и думая о тебе, блин. О чем еще я думаю?

Ты волнуешь меня во всех смыслах, меня словно током прошибает, когда ты вновь говоришь, что приходили менты, пороховая бочка, пороховая бочка…

И да. Неужели нам воистину трудно продержаться друг без друга не то, что день, а пару часов?

18:38 

Любовь, счастье, справедливость

Я вроде бы умерла и вдруг ожила. Вспышка. Пауза. Смена пленки. Подобно моменту, когда натягивается презерватив на хуй. Перевал между двумя бурями.
Я как-то очнулась в другом мире. Встала и пошла, будто меня кто ударил по голове ключом газовым и невесть чего я оказалась посреди пустого поля, над головой грозовые тучи, а в голове дикая боль прошлого.
Встала и пошла.
Без прошлого, вне настоящего.
Добрела до громадного злого города с безмолвными шикарными домами, бесконечными улицами и единственным человеком, которого воспринимаю и люблю.
Я живу. Да.
Подобно второму рождению, а может и вовсе первому настоящему.
Мне всё равно на всё, на то, что меня могут штрафануть, когда «зайцем» еду, что дико сажу здоровье, что не понимаю вообще некоторые предметы, что у меня диссонанс внутри невесть с чем; всё равно, когда я засыпаю рядом с ним, когда он водит своими руками по мне, когда мы даже не то, что целуемся, просто идем по улице. Мне всё равно.
Просто всегда бы ночь, всегда бы вечер. Всегда бы.

15:59 

Wrapped in plastic

Хмельницкий отличается своей пиздецовостью. Едва заезжаешь в этот город, уже чувствуешь, насколько он пропитан сорванностью, обезбашенностью и закрытостью.
А еще он воистину закрыт. На зону похоже. Даже ветры не дуют в центре города – настолько яма глубока.
Но это НЕ мой город. Приехав сюда, я не поняла толком, где я нахожусь и не верилось, что когда-то я жила здесь 17 лет. Уму не постижимо!
Едва выходя с вагона в пять утра с одноклассниками, пронизанная невыносимым холодом, я не почувствовала по поводу моего приезда ничего, кроме непреодолимого желания уехать обратно, не покидавшего меня на протяжении всей поездки, с того самого момента, когда с киевского 23-его пути зашла в поезд.
Но надо перетерпеть, надо.
Я не сказала ни слова родителям о моем приезде, решив сделать «сюрпрайз» своим приходом в пять утра. Со второго звонка в домофон, мать таки удосужилась меня впустить и ворчала, чего ж не предупредила, кушать нечего. Мне бы в общаге такое «кушать нечего»! Вообще, общага – школа жизни дай Боже, после него радуешься как дитё полной ванне кипятка и нормальной пище. Да и, по сути, сильно я так питаюсь, хах.
Я привыкла не спать, не есть, травить себя никотином. Мне составило труда вскочить пораньше, поскандалить с матерью (ну не уживаемся мы!), собраться и пойти смотреть на это массовое гуляние под названием «День города». Скучно как-то в этом году. Хотя птушники в костюмах вареников, пельменей, овощей, фруктов и еще чего-то там на параде улыбнули. Толпы придурков улыбнули. Антошка улыбнул. Андрей и Аня в колонне студентов ХУУПа тоже. Жаль, что танцоров моих никого не увидела. Это даже хорошо, я бы не выдержала.
А еще я, кажется, разучилась ходить на каблуках или может причина в том, что мать как всегда большие туфли купила и чувствовала себя с каждым шагом Золушкой, с которой слетает обувь. Но даже это не помешало побрести по когда-то любимым местам к бабушке и дедушке, за которыми соскучилась, у которых хорошо, уютно и прохладно в их темной квартире, заваленной книгами. Раньше дистанция от их дома до моего казалась мне большой, но после жизни в Киеве, частых прогулок от общаги до вокзала (5 км), осознаю, насколько крохотный же город мой (не мой!).
Дед вечно меня грузит сарказмом своим, бабушка кормит, время поджимает. Изо всех сил буквальной бегу к любимой моей и мы встречаемся символически возле загса, и она столь красива и обожаема, будь я мужиком, потащила бы её сразу в загс и никогда бы от себя не отпустила. Мой любимая девочка, похудела, в глазах безграничная печаль, на лице улыбка; мы зажигаемся как спички, у нас горят огни в глазах, нас распирает, как распирает порой от либидо. Мы щебечем как птицы, бежим, встречаемся с одноклассничками символически во дворе школы (как, черт побери, всё символически!), я то и дело прошу её подтянуть чулки, слушаю рассказы подруг, охуеваю, начинается гульбень, я охереваю от этих недоеблей (детка, ты просто космос, я даже не знаю, разнимать вас или что делать с вами, не гоже трахаться прижатой к стенке во дворе школы своей же, хотя…), распирает-распирает-распирает. Богнен, я знала, что ты такое мутить будешь, я ж тебе говорила! А ты «год, год». Ага, ща. Послушала меня, детка.
Я вот о чем задумалась. Ты говорила, что с каждым днем всё больше убеждаешься в том, что, не смотря на то, что мы родились в один день, мы совершенно не похожи. Позволь с тобой не согласиться. Разве мы оба не дженде полное, просто нынче я сидела наваленная из-за жажды поехать к любимому человеку?
Но ты меня обскакала, сучка. Как так можно. Хронологию всю нарушила.
Не знаю, что со мной творится. Я пью и не пьянею. А хотелось бы забыться хоть на миг. Возможно, безумный поток мыслей в голове сбивает промилле с мозгов, позволяя им просто гулять по крови, не привлекая особого внимания? Почему я не могу находиться в компаниях, когда нет рядом со мной того человека? (А в компаниях мы, кстати, не бывали). Почему я продолжаю творить хуйню – отчаянно целуясь с Алиной, обнимая её и прижимая к себе, чувствуя её голову в районе моей груди, я хочу забрать её с собой. Я жестоко наказана отсутствием её…
Я злая, что мне нужно идти. Что ходят всякие уебки, а коньяк Зеленый гай, на который спорили, что меня трахнут в течении двух дней (кажись так, Матвей, а?) стоит жалкие 40 гривен (хотя там был какой-то и за 60). Я приехала увидеть Бемби. Одноклассников. Я приехала на день рождения Вжиквжикиной. Я сбиваюсь с негатива и иду к Ире.
А Ира хороша радость. 18 лет, нас трое, стол отменно накрыт. Я втариваю себя вином и очень злюсь, что опьянение не наступает. Меня продолжает изводить всю. Я будто бы сгораю заживо, но никогда не сгорю. Я понимаю, что как-то слилась воедино с ним и не могу отрываться дольше, чем на пару часов.
Я рада видеть Эхо. Я рада слышать обдолбанного Уршала по телефону, в той кондиции когда «я тебе хочу…побачити, стрелканутися хочу, приходь давай, ага, морозишся». Причем настойчив-то как, столько раз звонить и похер, что один из этих разов он орал в трубку «Алина, здоров, Алина!».
Я начинаю кипишевать после звонка. Не Уршала, твоего. Мясорубка для моих эмоций, чувств и переживаний. Начинается мерва – я трясусь то ли от холода, то ли от волнения на обалденном ирыном балконе, поджигая одну сигарету за другой, но мне нравится эта пороховая бочка. И жизнь моя мне очень импонирует.
Я понимаю. Теперь. В Хмель нужно ездить, когда скучно. Устраивать дженде и уезжать. Не задерживаться, а то быстро надоедает.
Приходить домой в четыре утра с каким-то пиздецом в голове, вставать в восемь, втыкать в одну точку в кипятке, время застывает. Тонуть практически, давиться едой, забрасывать глазам пару страниц книги, руки краник вновь, смотреть на своё отражение в зеркало и шугаться – там уже НЕТ тебя, уже кто-то другой, злой, нехороший, гнилой внутри. Каждая черта напряжена и зла. Я улыбаюсь только при одних исключительных обстоятельствах. Наличии фактора. А не, как ты, Самохин, говорил «полном отсутствии присутствия». Что там, жить будем в квартире, как говорил? Шучу. Но как-то удивил ты меня в субботу, я ж то было надеялась, что таки в Англию укатишь, а не в Шеву, неужто я тебя зашугала страшными бабами или у тебя очередная любоу, заставляющая остаться? Или, знаешь, что еще верней? Твой отец просто готовит себе наследника всех его дел, будешь долго и мучительно у него в подчинение.
Ладно. Миша, всё хуйня.
Я спекла пирог, это успокоило нервишки. Подолгу смотрела в одну точку на черном дождливом небе и удивлялась тому, сколько же во мне желчи и злобы.

@музыка: Daughters ,ММ

Инсомнические бредни. Графомания, смешанная с шизофренией и отчаянием

главная