• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:11 

Л.-Хуета

Теперь я понимаю тебя. Понимаю это, что у тебя внутри – у меня та же паразитическая хуйня в середине. И ничего с ней не сделать, не вырезать как опухоль, не убить химиотерапией как раковые тельца. У меня своя химиотерапия – редкие сигареты, очень редкий алкоголь – когда совсем мне плохо. Теперь я понимаю, что ты чувствуешь, ибо эту хуйню чувствую к тебе. И никогда такого не было, но схожесть с тем, что было до этого – очередные девять месяцев страдания; я вынашиваю своё больное имбецильное детище, сироту без отца, голодранца, которого жутко хочу убить, но аборт делать поздно. Аборт этот надо было делать при первом проникновении твоем в мою никчемную к тому времени жизнь, которую я явно просырала и пускала на ветер; убивать надо было как только я увидела тебя, увидела заявку в друзья, первая написала… На кой черт я первые месяцы писала первая, первая желала влезть в твою жизнь, проникнуть в твоё сознание?! Почему эта зима – нечто невероятное, что я больше не смогу пережить?… Всё оборвалось. Всё окончено. Это режет меня сотнями ножей, убейте меня, уничтожьте, это невозможно!
Я поверила, как глупая девочка, но ты сделал меня человеком. А не тварью. Пробудил человечность, добро и улыбки; я никогда не верила, что один человек, тем более парень!, может делать меня такой счастливой… Я привыкла, что парни относятся ко мне как к куску мяса, как к городу, который хотят завоевать и разрушить, а тут – добро, самоотдача, искренность и всё без подвоха, который я так мечтала найти… Он был бы для меня спасительным жилетом, держащим меня на плаву; я бы вынырнула и относилась бы к тебе иначе!
Сейчас мне очень часто кажется, что я пересилила себя и заставила не чувствовать к тебе ничего, но меня хватило на три недели.. И не факт, что хватило.
Я не хотела быть счастливой. Я хотела, чтоб счастлив был ТЫ. А ты пренебрегал этим.
Я не могу быть с человеком, который систематически пренебрегает мною. Не могу, но хочу. Это как самое прекрасное из всего самого прекрасного, чего у меня никогда не было, нет и не будет. Очень часто у меня работает разум, указывающий на все изъяны и на абсурд моих жажд и чувств, но ничего не могу поделать. Я живу по принципу «Любить и быть любимым с разными людьми несложно». Не могу и не имею права заставлять тебя жить так же. Мне очень плохо от того, что я не могу подпустить к себе кого-то другого, но и с тобой быть не могу. Я мучаюсь от неприкосновенности и осколков разбитого зеркала разума, режущих мне вены. Я так больше не могу. Вижу только один кардинальный выход, но я слишком слаба дабы сделать это. Да и не стоит заканчивать эту жизнь. Улыбаюсь только потому, что вспоминаю, как ты стремился, чтоб я это делала, перестаю улыбаться по этой же причине. Но я рада…что это было в моей жизни. Мне очень страшно говорить «Было». Мне очень страшно. Жить. На правах брошенной невесты. Ведь ты же предлагал мне выйти за тебя. Я впервые в жизни согласилась. И теперь храню верность превеликому мистеру, «которого, по сути, нет». И устала выяснять отношения, которых, по сути, нет и не было. И устала…
Ожидание. Сердце – засранный зал ожидания со стуком пальцев по клавиатуре и нахождением по разные стороны компьютерных баррикад.

Опухоль вырезана, разум включен, пару раковых телец еще бродят и мучают, всё вышеперчисленное - ночной бред.

20:06 

Историю одной судьбы мы продолжим завтра,
опустим флаги и мечи, и выключим дозатор.
Попробуем открыть глаза и обезглавить бесполезность,
мы можем просто рассказать, но передатчик - вечность.

Найди меня. Настрой меня.

Воздух выжигали, пули выливали, землю разорвали, руки замарали,
силы вызывали, наговоры заговаривали, врали.
Сталью закаляли, нервы проверяли, в сердце кол вбивали, души вырывали,
но уходят всё так же с пустыми... не руками. Сердцами.

Ваша значимость - тень ожерелья.
Ваши цели и задачи - ничто.
Правила правды вы придумали сами,
но обратной связи не дождётся никто!
Не до конца закрыли двери.
Механика содействия проста:
надбавки за потери,
найдут других, возьмут запасы
седых волос, морщин лица
и неспособность драться!

Я вижу землю - нас там нет!
Небо затянуто пеплом и пылью, вокруг умирают...
Я вспоминаю только вспышки свет...
Я знаю...

Земля в огне!
Теперь уже поздно искать виноватых и думать о завтрашнем дне!
Смотрите, вон ваша свобода в огне!
Там, там все надежды и вера с любовью горят.
Прах патриотов холмами лёг на углях!
Земля в огне!

Без сердца, без совести, без ножа,
без прошлого, вне настоящего.
Над землёю солнце засветит, но не для нас,
нам с тобою отсюда уже не сбежать.

Игровое поле очищено, все игроки в сборе, ждут сигнала для начала. Шесть с половиной миллиардов уж слишком тяжёлая ноша для того, чтобы всё начинать сначала. Отче наш, иже еси на небеси, да святится имя Твоё, да придёт Царствие Твоё, да будет воля Твоя... И так начнётся новая история новой эры, новых судеб, но тебя там не будет...(с) ТОЛ - РадиON


Мы будем сбегать. Сбегать друг от друга, сбегать от счастья, сбегать от комфорта, сбегать от тех, кому нам нужны. Мы будем рыдать по ночам и грызть подушку, думая о том, почему нас променяли на иллюзии и пустые надежды. Без ножа в кармане невозможно и невыносимо жить, но зато без
прошлого вполне приемлемо. Мы будем закрывать глаза, переводить дух, таить дыхание, выдыхать всю скопившуюся на сердце тяжесть с одним лишь вздохом и идти дальше. Новые лица, новые люди, новые позиции - всё это будет чередоваться, пролетать мимо, слегка задевать, а может и не задевать вовсе, но только несколько человек всегда будут сидеть занозой в сознании. И когда тебе будет воистину охуенно ( а картина "охуенно" рисуется в виде торможения на секунду для осязания в шумной компании друзей, дружественной попойки хорошего алкоголя в приятном месте с сигаретами и разговорами), не забывай, падло, какая трещинка на твоей душе будет всегда, будет ныть как когда-то очень давно сломанные ребра ноют на дождь, так будет ныть сломанная душа, перечеркнутое сознание, всё смешается и будешь выискивать из головы свои же фразы:"Я тебя всегда буду ждать...", "Я никогда тебя не забуду", "Другому отдана была и век ему буду верна"(О Онегин...), покуда за плечи не возьмет новый человек, не подойдет втихаря сзади, засовывая лицо в волосы, целуя и спрашивая:"Всё хорошо?", а ты не сможешь не соврать и пойдешь дальше, неся чашу боли внутри. Уже не больно. Привычно. Пусто.
И кто-то другой будет временным заменителем всего мира, всего, что так хотелось бросать под ноги, что бросалось, а разум спросит"А зачем?".Не за чем.
Люди боятся обрывать все нити, взамен эти нити опутывают нас.

@музыка: ТОЛ

@темы: какая разница кто рядом

16:28 

Monologe eines Baumes


Всё рухнуло.
И слава Богу.
Всё закончилось. Больше это не гложет меня. Порой бывают неясные вспышки в виде сугубо физической тяги, что по чуть-чуть тянут за собой и духовную тягу к тебе... Но нет, всё окончено. Кажется. Ты больше не мучаешь меня днем и не душишь по ночам. Ты больше никто и зовут тебя "никак". Разум начал работать. Предоставляя иные выходы. Я больше ничего не испытываю. Только покой.
Разгуливая по темному коридору такой родной, но официально чужой квартиры, чувствуя вино в крови, я вздыхаю от счастья, ибо промилле опять лечит меня. Впервые за год промилле дает избавление, свободу, счастье. Да что там год - года два как не было такой алкогольной эйфории. И нет в этом ничего плохого, ежели делаю это крайне редко. Но метко. И Девятое мая кажется красочным, пусть и выискиваю в толпе знакомую улыбку (самую красивую, что я когда-либо видела), но думаю - а зачем? А смысл? Пустой звон. Пустая трата времени. И тот ветеран, что приходил к нам в школу полтора года назад, идет живой и такой же бодрый, даришь ему цветы и сердце радуется. Обожаемое 9 мая. Вот только жаль, что рядом люди и складывается впечатление, что я для них груз. Они огрызаются ко мне и что-то в них будто бы говорит, что я им надоела. А в контрасте есть другие люди. С которыми мы будто бы превращаемся в облака и синтезируемся в одно, целое. Как у Айзека Азимова. И с любимой идти на пляж как с тарые добрые времена в кайф, устраивая ахтунг. И это всё - как жизнь, прожитая не зря.

15:07 

Как протест

Мы сами виноваты.
Ты сам виноват что нашел меня. Я сама виновата, что поначалу игнорировала тебя, а ты был ох как настойчив, но делал всё так, что я и не заметила этого. Почти год не замечала. Пока однажды меня не перекривило и я осознала невероятность того, что теряла. Вернее, что не затрагивала. И затронула...
Мы сами виноваты. Мы теряем рамки, что ранее были четкие. У каждого был четко очерченный круг, из которого нельзя было выходить; у каждого были свои "полномочия" и возможности по отношению друг друга, покуда нас не начало немного заносить. Но мы держимся. Вопреки всему.
Главное, не путать лечение без обязательств с влюбленностью. Наслаждение с любовным экстазом. "Не сдержался" с "изнасиловал". "Мне хорошо с тобой" с "Я люблю тебя". Нам обоим нужно что-то. Сдерживающий фактор. В даном случае это зависимость от друг друга. Временная. Сугубо в духовном лечении. Так сказать - залатать проплешины прошлого. Не ровен час - и мы разбежимся кто куда. Или поженимся на свою голову.

Если хочешь перемен-оглянись вокруг. Возможно,тебе уже нечего менять. Возможно,у тебя уже ничего нет.

13:45 

Boden

Вихрь жизни захватил меня. Как дерево, стоящее посреди пола в одиночестве веками, вырывает с корнями шквал ветра и в моем случае уносит вслед за собой. А там уже в этом торнадо и прочие деревья, кусты, травинки, цветы, бурьян. Бурьяна больше всего. Люди-бурьян.
Я как-то отучилась целый день проводить с людьми и мне порой попросту скучно рядом с ними становится. Я иной раз хорошо - сидишь себе в подвале Матадора, потихоньку попиваешь, покуриваешь, разговариваешь с подругой, с которой не виделась два месяца, по залу ходит бывший с общим другом, так бы выразится, а внутри ничего не шевелится - всё стерто, каждая эмоция вырвана как молочный зуб и выброшена на помойку. Вакуум внутри. Вакуум.
Питекантроп говорит, что мне нужно меньше думать. Где-то я это уже слышала. Но тот ублюдок, что говорил мне это, попросту сам себя убивал накрутами и дурацкими мыслями, видимо хотел, чтоб и я этого не делала. А шут его знает, что он хотел. До сих пор не понимаю. Да и не нужно понимать.
Но с другой стороны - если же я буду не думать, так чем же мне заниматься? Учеба, книги, физическая подготовка, даже музыка - всё заставляет меня думать. В разговорах я стала крайне немногословна, чаще молчу, смотрю в одну точку, опускаю глаза, ничего не выражая на лице. Самое дикое было слышать вчера, так это фразу Френдмастера, что я пафосная. Интересно, с чем же он на сей раз спутал пафос? И с какой стати он приписывается мне?
О нет, это не пафос. Это защитная реакция хладнокровия на таких как он. Невольно мимика моя, жесты и слова лепят подобный ореол вокруг меня. И я думаю о том, что не испытывая ничего и ни к кому, можно прекрасно жить. Прекрасно смотреть фильм с Раком, пивом и вкусностями. Прекрасно сидеть под дождем с друзьями. Прекрасно идти по улицам пустого ночного города. Даже в том, что хачи на Лексусе вчера в тачку затянуть пытались, а было гоповское по заднице ударило - тоже что-то есть. А может это всё для того, чтоб отвлечься? Чтоб больше ничего. Никому и никогда.

23:42 

Побитые собаки

Так нужно. Нужно. Но нет.
Нет человека рядом, подобного мне. Как побитые собаки, зализывающие друг другу раны.
Я тотально одинока и это свобода, сковывающая разум. Душа изорвана и просит пощады. Залатать. Взаимопонимание - это когда вы лечите друг друга. А здесь я не вижу ничего. Никакого покоя. Никакого света. Ничего...
Я не вижу в этом городе того, что мне нужно. Порой мне кажется, что один человек - вот он, мой уют. Мы ежедневно видимся, общаемся, он любит и обнять меня, и заговорить со мной, и прогуляться со мной, но происходят действия на грани дружбы. Я накручиваю, что у меня ёкает под ложечкой от него, а когда мы вместе, то нет, просто спокойно и хорошо.
Впервые за долгое время моё сердце, казалось бы, свободно, но сердца ведь не осталось практически. Морального органа. Ошметки только.
И порой так нужно найти такую же израненную душу. Спасать... Доспасалась уже. Спасала, а в подарок меня так изгадили, так исплевали душу, так втоптали в грязь, что вешаться пора бы. Я так хочу снова засыпать с мыслью, что я не боюсь "завтра", а очень жду встречи с ним.
Я не хочу влюбляться.
Я хочу полюбить.
Я не знаю, что я хочу.
Я просто боюсь, что этот перевалочный пункт одиночества и отсутствия того, кто щекочет душу, столь короткий обычно и быстро проходящий. И скоро опять меня кто-то заслепит и пустит пыль в глаза. и я попаду на крючок. и умру.

00:51 

На гранях


В пизду справедливость. Вы меня так бесите.
Справедливость сдохла вместе с пустыми надеждами, косыми стремлениями, отклоняющимися от сути фразами, действиями для "галочки", пускания жизни на самотек. Ржавая вода течет с кранов, режет горло, выбора другого нет. Судьба предоставляет шанс, но не понять - то ли шанс это, то ли очередной сюрприз (и не факт, что хороший), то ли черт из табакерки. А может как всегда - много шума из ничего, пустой звон, скрытый за сотней оберток, которые задолбаешься разворачивать.
Шанс... Сочно звучит, непременно должен возникнуть страх упустить его и подсознательное желание сделать это, дабы потом спокойно горевать и требовать от небес компенсации. И покуда я творю что-то совсем не в тему, считаю секунды и в вечном напряжении хочу наконец-то сбросить камень, тянущий вниз; то, что должно греть мне душу и немного начинает воспламеняться, моей системой защиты отодвигается на самую неблагоприятную почву разума и затыкается. Я не хочу вновь разочаровываться. Прежде всего, я не хочу открываться. я замуровалась в свою ракушку, отвергая людей внешним видом - его злобой, отрешенностью и отсутствием улыбки; перестала верить людям. Как бы глупо это не было. Как бы на самом деле разумно и рационально не было бы это. И мне похуй, что думают. Меня так захарили окружающие, что непременно хочу сбежать и побыть в одиночестве. Это просто невыносимо. Такой ассоциальности у меня никогда не было. Это даже не мизантропия, это просто рвота мозга при виде человеческого рода. Всего, кроме одной личности.
Я не знаю, откуда взялась эта личность, с другого города, в сотнях киллометров от меня, то, что я так отчаянно искала в своем городе и не могла найти. Превзошла эта личность все необходимые мне ркитерии. Превзошла всё, что только можно превзойти. И я мотаюсь к нему, как мотылек на свет, как алкоголик к бутылке, как наркоман к героину. А он... Черт... Лучше мне не думать, каков он, ибо я влюблюсь и сдохну. У меня очень мало сил. Их нет. Но он помогает мне возродиться. Усаживает на крышку рояля в ДК, я смеюсь с него, что он насмотрелся "Красотки", а он превосходит Гира в действиях, еще как.... Откуда ты взялся, человек-восторг?! В чем подвох?

20:51 

Маевки

Безумная колесница продолжает катится. Праздник или нет, но мы готовы устраивать его ежедневно. Страшно подумать, как себя чувствуют заткнувшиеся и тихие почки с печенью в компании, не хочется задумываться о том, о чем стонет желудок и с какой стати сжимает грудь. Нервы, всё это нервы. Шалят.

Мы были вдали от надоедливого города, чувствуя себя пионерским забухавшим лагерем, в котором уже, скорее, вожатые, нежели дети. И пили красное шампанское, и ели шашлыки, пиццу, прочее, кушали клубнику и шоколад. Было не до того, что может быть плохо или на носу грядут большие проблемы. Грядут всего лишь. Еще не настали.

И даже дождь не помеха и ничто не смущает. Мы пили вино и видели темноту… Лесную темноту и звездное небо – до того звездное, что эти желтые точки режут сознание. И я уснула. Уснула от усталости, безысходности, отчаяния. Дабы встать через час и пойти не спать дальше.

А дальше мы уехали и пошли продолжать празднование; и куча народу, все в приподнятом настроении, все счастливы. Я включала на весь танцевальный зал то, что нравится мне, танцевала с пригласившим меня Александром под Green Day – Wale me up when September ends и Hypnogaja - Here comes the rain again и было всё равно, что происходит в моей жизни.

А потом мы стояли опять же ночью на улице, куча народу, и я немного вдали пела вместе с Сашей и еще одним товарищем под гитару и играющие у меня на телефоне песни Наутилуса «Крылья» и «Черные птицы»… И тут произошло нечто… Я не поняла, что это было, верней, не услышала, услышала слишком поздно… Заворуха, вслед за Бемби мы бежим, по ходу мне рассказывают что её ударил её бывший, причем не только ударил, но еще и чуть было не хлопнул ею в окно и это ведро событий на голову взбесило так, что решила не церемонится в выражениях и не думать о том, что передо мною стоят кикбоксеры. Неужели еще живут чепушилы, которые смеют поднимать руку на женщину? С одной стороны, иной раз мне бы хотелось, что твари, попадающиеся на моем пути, лучше бы били меня ногами и кулаками, а не словами, но когда ударяют девушку ни за что… Хочется отрезать яйца подобным тряпкам, суки…

А потом кто-то будет говорить о несправедливости жизни и прочей хуйне. А я вижу только как мой лучший друг плачет не из-за боли, а из-за истинной несправедливости, сжимая в руках сигарету и никто за неё не заступился, а меня грызет совесть за то, что я слишком поздно это увидела….

Но поутру нам чуток легче, мы идем под дождем, сидим на детском саду с утренней сигаретой одной на двоих, ждем автобуса и говорим… Говорим, потому что это тоже лекарство.

******

В противовес, через день совершенно иной пикник - милый, без алкоголя, сигарет, с едой и разговорами до ночи. Жутко хорошо. Жутко....

12:48 

Спасибо…


Спасибо Тебе.
Спасибо за то, что Ты таков. За то, что глядя на Тебя, ловя Твои редкие слова, хватая Твои взгляды, запоминая Твои жесты, анализируя поведение Твоё, чувствуя Тебя, меня не покидает мысль о том, что Ты – это я в мужской плоти. Спасибо Тебе за твою непредсказуемость, за Твою надменность, за Твою скрытность, за всего Тебя.
Спасибо Тебе.
Спасибо Тебе за то, что Ты именно тот мой идеал, созданный сто лет назад и забытый, отправленный на полку воспоминаний, которые не прокручиваются в голове, потому что они подобны пустым мечтам. Я не верила просто, что встречу такой идеал. Не верила, что такие люди существуют. Поэтому запретила себе ждать такого человека. Но ты сам нашел меня. Волей судьбы.
Спасибо Тебе.
Спасибо Тебе, что ты полюбил сначала мои мысли, слитые на всеобщее обозрение, спасибо за то, что понял. Я впервые в жизни была услышана. Впервые так тонко чувствую человека. Словно щупаю свою душу.
Спасибо Тебе.
Спасибо Тебе за то, что говорю «спасибо». Спасибо за это всё, за эту весну, за это молчаливое чтение книг с ярко-зеленой листвой (как же я заскучала за нею, за маем месяцем), спасибо за гуляние по пустым улицам под ливнем, спасибо за тишину, за разговоры, за эйфорию, за покой, за боль, за горе, за радость, за всё.
Спасибо…

12:40 

«Ты не девушка, ты бронепоезд!» (с) Артём

От конечной метро к конечной метро. От Демиевской до Васильковской поезд берет невероятный разгон и закладывает уши. Я закрываю глаза и начинаю думать о том, почему такое происходит. Скотский характер. У меня отвратительный характер, вот он и всему вина. Нашла крайнего и виновного. Разговор окончен.


Хочу вновь делать гадости и подставы. Чтоб в следующий раз, когда опять будет какая-то хуйня, я не буду в сердцах безмолвно орать «За что мне это всё?! В чем я провинилась? Зачем так больно падаю?», а буду точно знать за что. И буду спокойна. И, сцепив зубы, буду терпеть.


Однажды я очень высоко взлетела. А потом долго падала. Падала и думала, что наконец-то это окончено. Потом вновь чуток взлетала и еще сильней упала. А может падение продолжается. Меня не покидает мысль, что это так. Я люблю когда мне плохо, но всему должен быть предел, ибо моё «плохо» атрофировалось и преобразовалось в «пофиг». И чем больше этого «пофиг», тем ясней я понимаю, что начинаю жить без каких-либо эмоций и чувств, и вряд ли буду способна когда-либо вновь их ощущать.

Спорный вопрос, хорошо ли это. Артём говорит, что я превращаюсь в кусок жести, но это ничуть не смущает меня. Веришь-веришь-веришь кому-то и чему-то, а в итоге – вера, надежда и любовь становятся в сознании разве что женскими именами, а сами термины – таким моветоном…

А может оно и хорошо, что я такая парадоксальная и бросаюсь от крайности в крайность. Пускай и людям невыносимо иметь со мной дело, пусть я и сама порой не знаю, чего хочу и сама себе перечу, но ведь некоторые люди рядом и я чувствую то, что нужна им. Это вдохновляет и дает знать, что не всё еще потеряно. Пускай и большинству не нравится люди, от которых не знаешь, что ожидать и которые делают невероятные вещи, но есть и истинные ценители. И если же кто-то, на первый взгляд, некрасиво поступает со мной, пытается трахать мне мозги, изводить; я не держу зла, ежели это делается искусно. Я ценитель подобных вещей, чего уж тут скромничать. Но если это делается как отзеркаливание моих поступков, еще и неумело и неприкрыто… Всё. Сушите весла.

Интуиция на то и интуиция, чтоб в нужный момент сработать идеально. Я всё поняла, едва увидев. Я не бежала вслед, просто шла по пятам, ибо волей-неволей, а идти туда надо было. Я видела последний взгляд и всё понимала. Так хотелось в этот момент, чтоб родилась обида. А взамен родилось непереборное желание купить две бутылки вина и не церемониться. Такое желание у меня было последний раз год назад.

Если в обед я была на грани того, чтоб разрыдаться и нервно курила, то по пути к Кате и после этой встречи на вокзале, явился откуда-то оптимизм и смех. Смешно и комично. Воистину.

В итоге понимаешь, что две ночи без сна в поездах были не зря (зря, ведь зря!!!!!). Но я не жалею. Наверное, это мой плюс – я никогда не жалею и не обижаюсь.

И возле меня сидит какой-то парень – а я сонная, пытаюсь уснуть в электричке, не накрашена, с синяками под глазами, а он всю ночь смотрел на меня и улыбался. Сумашествие.

Я люблю безумие. И всё, что с им связано. Растворившись в безумии, можно творить всё, что заблагорассудится.

И парень хочется знакомится, а я не люблю положительных персонажей и думаю, что еще не всё потеряно.

А в Хмеле так круто ночью. Мало кто поймет, насколько это круто идти по пустым улицам в пять утра в гробовой тишине и слышать, как начинают петь птицы.


20:12 

Давай!

То,что я(мы)сейчас делаю-вне грани всяких моралий.Делай мне еще больнее.Физически.И моральней!Я обожаю тебя...

22:13 

Я хочу чтоб мне делали больно. Продолжай. Мне нравится, что у меня дрожат руки и ноги,а вместе с ними сигарета на станции Хрещатик. Я не хотела чего-то особенно и не накручивала-мне нужен был только разговор. Впервые я ждала человека 52минуты, а человек не пришел. Мне не везет с Виталиками-они все время меня динамят. Я думаю-какой же дурак Виталик,что говорил как любит меня. Я думаю-почему другой Виталик не пришел. Я думаю-почему третий Виталик мутил такую хуйню.Я ездила по конечным метро и была счастлива. И оптимизм откуда-то явился дикий. Напились в общаге КНУБА с Катцериной и Рогозой. Смотрели ржачные видео.Было круто.Самая жесткая поездка.Многое произошло...Это круто.Эти майские будут обалденны.Сбегаю.

22:13 

Я хочу чтоб мне делали больно. Продолжай. Мне нравится, что у меня дрожат руки и ноги,а вместе с ними сигарета на станции Хрещатик. Я не хотела чего-то особенно и не накручивала-мне нужен был только разговор. Впервые я ждала человека 52минуты, а человек не пришел. Мне не везет с Виталиками-они все время меня динамят. Я думаю-какой же дурак Виталик,что говорил как любит меня. Я думаю-почему другой Виталик не пришел. Я думаю-почему третий Виталик мутил такую хуйню.Я ездила по конечным метро и была счастлива. И оптимизм откуда-то явился дикий. Напились в общаге КНУБА с Катцериной и Рогозой. Смотрели ржачные видео.Было круто.Самая жесткая поездка.Многое произошло...Это круто.Эти майские будут обалденны.Сбегаю.

22:13 

Я хочу чтоб мне делали больно. Продолжай. Мне нравится, что у меня дрожат руки и ноги,а вместе с ними сигарета на станции Хрещатик. Я не хотела чего-то особенно и не накручивала-мне нужен был только разговор. Впервые я ждала человека 52минуты, а человек не пришел. Мне не везет с Виталиками-они все время меня динамят. Я думаю-какой же дурак Виталик,что говорил как любит меня. Я думаю-почему другой Виталик не пришел. Я думаю-почему третий Виталик мутил такую хуйню.Я ездила по конечным метро и была счастлива. И оптимизм откуда-то явился дикий. Напились в общаге КНУБА с Катцериной и Рогозой. Смотрели ржачные видео.Было круто.Самая жесткая поездка.Многое произошло...Это круто.Эти майские будут обалденны.Сбегаю.

22:13 

Я хочу чтоб мне делали больно. Продолжай. Мне нравится, что у меня дрожат руки и ноги,а вместе с ними сигарета на станции Хрещатик. Я не хотела чего-то особенно и не накручивала-мне нужен был только разговор. Впервые я ждала человека 52минуты, а человек не пришел. Мне не везет с Виталиками-они все время меня динамят. Я думаю-какой же дурак Виталик,что говорил как любит меня. Я думаю-почему другой Виталик не пришел. Я думаю-почему третий Виталик мутил такую хуйню.Я ездила по конечным метро и была счастлива. И оптимизм откуда-то явился дикий. Напились в общаге КНУБА с Катцериной и Рогозой. Смотрели ржачные видео.Было круто.Самая жесткая поездка.Многое произошло...Это круто.Эти майские будут обалденны.Сбегаю.

15:36 

Весна

В атмосфере систематичного волнения, трепета, легкой грусти и счастья. Только система та – хаотична и неожиданна, словно весна – непостоянна,невообразима и так насыщенна.. Так и хочется провести по привычке параллели с собой (как обычно сравниваешь себя со всем, что окружает, с обстоятельствами, жизненными перипетиями), но чаша внутренних эмоций настолько переполняется, что не оставляет места расточительству, пустой трате чувств. И я живу. В ожидании – постоянном и волнительном, в атмосфере прощания, в атмосфере грядущих перемен. И всё моё нутро так тонко ощущает изменения, что постоянная дрожь не покидает; ты чувствуешь, как ты взвинчена и вернулись чувства к весне и даже лету, что были последний раз лет в 11-12 – тогда это всё дико радовало, было любимо и вызывало эйфорию. Только сейчас в голове уже несколько иная серьезная беззаботность (звучит так же парадоксально, как и пьяного отца фраза «не будет больше доброй доброты» и матери перекривление «ага, теперь будет плохая доброта»), как-то остро ощущаешь, что всё то, чего так сильно боялась два года – пустой звон и уже не важно. Всё равно, что будет впереди… Интересно, но всё равно. Иной раз кажется, что надоело жить, скучно, а перестанешь думать о чуши и сразу вкус появляется.

Мне всё это напоминает Девятое мая. Очень хочу 9 мая, ибо каждый год оно неповторимо у меня. Хочется солнце (!!! Я сошла с ума!!!) на улице Камянецкой, пробивающееся сквозь цветущие каштаны и тень под ними, чтоб такой же уют, когда мы встречались с Сашей – были малые и глупые, шли вместе с парада 9 мая, купили двохлитровое Пепси, а сейчас бы купили, наверное, в лучшем случае пиво и сигареты. Или хочется как тогда в Ужгороде-Мукачево-Береговом, ведь столь прекрасно было проводить там 9 мая, и каштаны там розовые цветут, и уютно, так хорошо… Или как в прошлом году… Было пасмурно поначалу, но такой же покой, счастье, а потом мы пошли втроем через Дубово – Бемби, Уршал и я, голодные, с парой гривен на кармане, скинулись на сосиски Ятрань, хлеб и соус, потом давились ими, а еще я встретила Артема, мы прошли мимо друг друга и я слишком поздно поняла, что это он… И каждый раз 9 мая – что-то неповторимое и счастливое, и это один из любимых праздников, и он так мне необходим.

И грядет 1 мая, оно будет еще лучше, чем в том году, а предварительно я еду в Киев, и мне хорошо вдыхать весну, надо ловить каждую секунду, ибо эта утопия окончится в мае, запах пропадет, цветы отцветут, белый окрас деревьев снесется ветром и дождями.
А дожди…Уже тут… Обожамые.
И это так хорошо, что забываешь о том, чего не хватает.

А пока в Киеве, наконец-то увижусь с человеком, при общении с которым мне кажется, будто бы я общаюсь со своим «я». Редкость… Надо ценить. Ведь я никогда не была понятой и никогда так хорошо не понимала человека, как сейчас.

14:56 

Не шути со смертью

Спустя ровно год, на том же месте, в то же время.
До боли в груди знакомый военный госпиталь, в котором год назад и пережила операцию. Сделали всё тихо, без лишнего шума, даже без общего наркоза. И почему-то я очень рада этому событию.
А теперь та же врач говорит слово, которое у иных людей, возможно, и вызвало бы приступ паники, обмороки, нашатырь, а мне с моим графоманством оно кажется милозвучным, красивым, даже гордым – рецидив.
Рецидив.
Какая прелесть.
Диагнозы ставятся в одну секунду, чтоб как укол – не больно и незаметно было. А эта хирург – за год похорошела, цветет вся, веселая, меня видеть рада. Я больше думаю о ней, чем о себе. Себе-то я уже надоела.
Здесь решения принимаются за секунду и уже назначена повторная операция на сентябрь, а я бы хотела сейчас, поскорей, но нельзя на лето, жаль. Так и буду летом сгорать, прикрывая шрамы.
А потом уже думаешь о том, что как же в сентябре, я же другом городе буду, как так?!
Как-то так оно и будет.
Думаешь уже о том, что уютное здесь местечко – и сад, и корпуса старинные, и потом вспоминаешь о выпуске, о подготовке к ним, о том, как преобразишься, отшлифуют всю, чтоб уже наверняка я не я.

00:05 

I say - fuck it



Я совершила самую главную ошибку из той короткой жизни, что прожита мной. Хотя, зная меня, это, пожалуй, была наидольшая часть всего моего века, отведенного на этом свете - но зачем вникать?
Судьба заставила меня совершить ошибку. я стала её марионеткой. Она просто хотела мне показать, что ничему я не научилась с первого печальнейшего опыта. Она дала мне опыт еще хуже.

Вот так всегда.
Ты такая вся неуибенная, бросаешься парнями, не любишь их, брезгуешь ими, издеваешься, орешь налево-направо "Любви не бывает! Это всё выдумки" и тут - на те! - чувствуешь, что внезапно тебе обухом по голове дала жизнь. И ты понимаешь,ч то рухнула твоя невьебенность, пропал твой образ, рухнула вся ты, потому что ты видишь перед собой то, что снесло это, стерло с лица Земли; и вот он стыдливо опускает глаза, а остатки разума еще что-то орут о том, что "остепенись, безумная, это же дите никчемное, сопля, ничтожество малое, поберегись, возьми себя в руки!", но внутри уже зажглась спичка, длиною в сотни километров и суждено ей гореть покуда адскими усилиями не заставишь её потухнуть. Или не потухнет сама. Но ожидание только тормозит огонь, заставляя его гореть еще дольше.
И так всегда.
И то, что я вижу под понятием "любовь" - это не большое и светлое чувство; это добровольное рабство, не запрограмированное чувство, построенное сугубо на импульсах, а не из-за выискивания плюсов у объекта желаний. Это чувство, которое само выбирает жертву и само предоставляет палача (на самом деле - исполнителя казни, которым управляет само чувство). И начинается самое интересное. Падение гордости.
Тем, у кого завышенная самооценка, стоит полюбить кого-то. Но это придет. Само. Обухом по голове, опять же. И никуда уже не деться. Сойдешь с ума. Гордость упадет. Добровольное рабство настанет. И теперь ты - под ногами у того, кто тебе в душу засел. Несешься с катушек, становишься назойливым глупцом.
Процесс саморазрушения. Машина уничтожения запущена.
Но стоит отобрать у тебя твой объект дури. Обрезать все контакты. Забыть о нем. И всё проходит. Легче становится. Намного.
Объект наконец-то выходит из тебя,как выходит душа из умершего тела. Теперь твои мысли, твой мозг, твоя душа и вся ты - не он; он превратился в смутное воспоминание и след. Глубокий след.
Слава Богу,что всё окончено и придет что-то новое в жизнь. Перевернули страницу.

И ты идешь с покупками, с тем, что давно хотела заполучить и что тебе подарили. И ты чувствуешь себя так, будто опухоль наконец-то вырезали и ты идешь на поправку. И этот аромат весеннего прелестного дождя и цветущих деревьев. И хочется рыдать от счастья. Как тогда хотелось рыдать тоже от счастья, что было сущей подачкой и блефом. Как хотелось рыдать от боли, осознавая что ты на втором месте и совсем не важна. Как хотелось умереть. И от этого умереть хочется еще больше. От счастья.

@темы: В костюме Адидас, в кармане Кента пачка (с)

21:30 

Утопия



Мы как малые дети.
Самые счастливые на свете.

Вылетаем на свободу из дверей вдвоем, а до этого улыбаясь бежали по лестнице - я сказала, что мне срочно нужно сбежать, он сказал, что прорвемся. А в таких житейских деталях я верю парням, особенно таким - ответственным, пусть и из-за их вечной веселости и шутливости, казащимся балагурами.

Мы вылетаем на свободу, где светит солнце, бегают дети, мой надзиратель стоит вдали, а мне всё равно - мы сбегаем.

Мы словно малые дети - то ли друзья, то ли товарищи, то ли те, кто втайне каждый думает, как бы было, если б мы были вместе в немного другом амплуа.

Мы как маленькие дети. Стеснительные в душе, скромные, простые, приземленные. Мы нравимся друг другу, нам нравится мир вокруг, мы малые счастливые дети, не влюбленные друг в друга (хотя бы я, а ты?); дети, что просто болтают, идут вместе, ловят на себе улыбки от людей, думающих, что мы пара, а парой нам, наверное, никогда не суждено быть - кишка тонка признаться друг другу, что было бы рационально попробовать, но мы идем и знаем, что так хорошо и не надо больше грязнить нашу "дружбу".

А на улице - наилучшая из погод, удивительно хорошо, тепло не найзойливо, ароматы прекрасны и так хорошо идти и смеяться искренне.

23:37 

Keine Liebe


День встреч.
Великолепие пикника в любимом яблочном саду (специфический же лес), шашлыки, чилийское вино, друзья с Винницы, прогулки, душа отдыхала. Не успев уехать оттуда, у меня уже имелись планы на вечер благодаря смс от Кати, да и я была только за выйти куда-то. Всё-таки дико дорожу выходными и погодой. Отличнейшим образом сначала прогулялись с ней и Алиной, потом только с ней, встретили Игоря с друзьями в "Ваниле", походили за Викой с её парнем, поговорили, и по старой памяти зашли в "Абажур". Не знаю отчего, но обожаю это место. Люблю подвальные заведения, все в черно-белом - в стиле моей комнаты, со вкусной едой, с хорошей беседой. Нам вдруг стало легко и хорошо, настроение определенно улучшилось, и даже шастать взад-вперед по стометровке было весело.
Мы понимаем жесткие шутки друг друга, отшиваем тех, кто к нам липнет. Встретили Игоря еще раз, посидели,вызвонили Юлю с Сашей,с ними тоже пообщались.
А так. Хронология нужна четкая, дабы не забыть каждую секунду счастья.

А еще... Я шла домой и встретила Мясо. И меня не торкнуло. Ноги уже не подгибаются при виде его, мурашки по коже не бегают, я уже не схожу отчаянно по нему с ума. Не любовь это была, хах. Он не изменился. Значит, он ничтожен.
Или я ничтожна? Он нет, я бы обожала себя за ничтожность.
Я просто сама по себе.

Инсомнические бредни. Графомания, смешанная с шизофренией и отчаянием

главная